millimatter (millimatter) wrote,
millimatter
millimatter

Стрррашная правда о зоне комфорта.

В 1960-е годы Наталья Петровна Бехтерева, нейрофизиолог, впоследствии — академик, доктор медицинских наук, профессор и руководитель Института мозга человека — выдвинула теорию, которая в дальнейшем нашла своё подтверждение: теорию устойчивого патологического состояния (УПС).

Суть ее в следующем. В ходе исследований функций мозга было обнаружено, что у наблюдаемых больных формируются патологические — то есть, нездоровые (Медицинский словарь: патологический — обусловленный болезнью; относящийся к патологии) — процессы в мозге.

Еще раньше, в 1953 году была высказана и впоследствии подтверждена исследованиями Бехтеревой идея о том, что возникновение таких процессов является защитной функцией организма, позволяющей ему выживать и функционировать оптимальным образом в среде при физиологических нарушениях. Именно поэтому такое состояние — паталогическое, несмотря на то, что сама по себе способность организма приспосабливаться для наиболее эффективного существования является естественным свойством, присущим всем здоровым организмам. То есть, биологически положительный процесс адаптации организма к среде играет роль осложняющего фактора.

Для выполнения этой функции мозг формирует и "запоминает" матрицу памяти, поддерживавшую это состояние. Она хранится в долгосрочной памяти. Поэтому это состояние называется — и является — устойчивым.



Какие последствия наличия этой матрицы наблюдали ученые в ходе наблюдений за больными, в том числе, послеоперационными? В ряде случаев даже после разрушения очага болезни хирургически, болезнь возобновлялась, формируя новый очаг в другой точке мозга. Фактически, устойчивое паталогическое состояние — это механизм возврата болезней.

Зачем нам это знать? Нужно понимать, что посредством наблюдения за больными ученые исследуют мозговые функции, присущие не только больному мозгу, но и здоровому. Другими словами, в здоровом мозге человека — здоровом в медицинском смысле — действуют ровно те же механизмы. Они задействуются не только при наличии заболеваний, они вообще всегда задействуются. В мозге существуют саморегулирующие силы, направленные на возврат к привычному состоянию. В случае если это состояние поддерживалось достаточно долго — например, дольше, чем здоровое состояние — этот возврат может произойти даже тогда, когда устранена причина патологии.

Такое свойство мозга — одна из причин того, почему порой после отыгрывания запроса на Театре человек возвращается в старое состояние, несмотря на то, что причины, приводившие к нему, уже давно отсутствуют. Более того, человек может еще и создать новые причины, поддерживающие его патологическое состояние — точь в точь как мозг делает это с очагами заболеваний. Очень грубый пример: клиенту, привыкшему быть жертвой, отыгрывают запрос о денежной работе, он меняет работу, расстается с финансовыми проблемами, но, для того, чтобы вернуться в привычное ему состояние жертвы, тут же организует себе неприятности в сфере, скажем, здоровья.

Если вернуться к разговору о теории Натальи Бехтеревой. В течение выздоровления происходит смена одного устойчивого паталогического состояния, другим — менее паталогическим и постепенно достигает устойчивого нормального состояния, УНС. Такая смена редко проходит плавно, она всегда идет через фазу дестабилизации. При этом, УПС сопротивляется, борется с дестабилизацией и тем самым препятствует перестройке мозга на состояние, более близкое к норме.

Как все написанное связано с зоной комфорта?
Напрямую. Это же она и есть, не узнаете?
Для кого она, собственно, комфортна? Выходит, что исключительно для мозга. То есть, для органа в теле, который, несмотря на всю свою сложность, ничуть не менее ленив, чем, скажем, рука или нога. Для того, чтобы произвести физиологические изменения в ноге (скажем, скинуть пару килограмм на попе или нарастить мышцы) нужно произвести определенную работу – проделать упражнения, чтобы клетки мышечной ткани начали делиться или жировые клетки уменьшились. Похожую работу нужно проделать и мозгу — «стереть» созданную матрицу УПС из долгосрочной памяти и создать новую. То есть, заставить нейроны пошевелить там своими отростками, переконфигурить места их соединений друг с другом и таким образом простроить новую нейронную сеть.



Зона комфорта — это всего-навсего нежелание чересчур возомнивших о себе клеток перестраиваться, потому что им, видите ли, лень. Это — их комфортная зона, а не ваша. Ну хорошо, им не лень, просто механизм рассоздания нейронных связей в мозге не заложен эволюцией, поскольку эволюция не предполагала, что человек придумает способ удаления очага болезни (то есть, операций на мозге) и этот механизм окажется востребован. Вот механизм приспособления к болезни — пожалуйста, а обратно — с трудом. Проще новую болезнь сделать, чем нейронные связи перестроить.

В той части медицины, к которой принадлежала Н.В.Бехтерева, переход от УПС к УНС обеспечивался «достаточно бережным разрывом паразитных связей структур мозга, которое выполнялось с помощью лечебных электрически стимуляций мозга» — то есть, электроды в мозг, представляете себе? Тоже мне бережно. Для лечения заболеваний это было оправдано, но для перестроения человеческой личности это уже чересчур.

Театр Трансформаций Галины Семенюк позволяет выполнить «разрыв паразитных связей» и перестроение нейронных цепочек, слава Богу, без вживления электродов. Быстро, легко и даже весело.
Это не избавит вас от необходимости выхода из вашей комфортной зоны. Потому что для того, чтобы откуда-то выйти — оттуда надо выйти. Пошевелив своими собственными копытами и клешнями, и никто за вас это не сделает. Но Театр Трансформаций дает вам возможность поменяться так, чтобы свести на нет сопротивление мозга вашей воле к изменениям (если конечно она у вас есть).
Tags: Галина Семенюк, Ирина Войтенко, Театр Трансформаций
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments